Люди, которыми мы гордимся. «Читинское обозрение» 5 мая 2010 года. №19 (1084).

04.06.2013

Люди, которыми мы гордимся. «Читинское обозрение» 5 мая 2010 года. №19 (1084).

Всё дело в бутылке!

Удивлять меня Алексей Тихонович Лепский начал сразу. «Здравия желаю!» в ответ на моё смущённое «Здравствуйте», гордая военная выправка, пиджак с множеством орденов и медалей. Что уж тут сказать – настоящий солдат, несмотря на то, что недавно ему исполнилось 87! Когда я училась в школе, то каждое празднование Дня Победы ассоциировалось с рассказами Алексея Тихоновича о войне. Прославленный шахтёр, фронтовик – частый гость в школах Черновского района Читы. Тем интереснее было встретиться с ним сейчас. Хотела уже с позиции повзрослевшего человека взглянуть на большую, яркую жизнь ветерана. Живёт Алексей Тихонович один. В стареньком деревянном доме в посёлке Наклонный. Проходя через двор, поясняет: «Со всем справляюсь сам. Вожу воду и дрова, убираю, готовлю». Во дворе и в доме царит солдатский порядок, каждая вещь на своём месте, топится печь, и всё это создаёт атмосферу домашнего уюта, пусть и слегка холостяцкого. Тем временем Алексей Тихонович начинает рассказ о себе. Родился он в 1923 году. Главное воспоминание детства – страшный голод. Мы жили в посёлке Сибирский. Бывало, едет мимо телега с продуктами и сваливает в шурфы (глубокие шахтовые колодцы– прим. авт.) за посёлком горбушу, селёдку. Мы с пацанами караулили эту телегу, крались за ней. Всё, что в шурфы не попадало, хватали и бежали что было сил. Голод тогда был жуткий, а бежать силы находили. Вот говорят, что вредителей тогда не было. Да как же не было, когда продукты на свалку увозили, а люди от голода пухли!.. После пяти классов, в 1937 году, Лёша поступил в фабрично-заводское училище. По  возрасту он не мог там обучаться, но упросил руководство сделать ему послабление. И не зря. Окончил его с отличием, получив специальность слесаря-автоматчика 5-го разряда. Начал работать подземным электрослесарем на шахте №1 имени Ленина в Черновских копях. Шахта находилась далеко от дома, поэтому часто приходилось оставаться ночевать то в котельной, то в вагоне. Через год Алексей Тихонович перевёлся на участок «Запад» Тормовского шахтоуправления. Всех допризывников в 30-40-е направляли на сборы, где учили проходить полосы препятствий, стрелять, метать гранату. Именно на соревновании между шахтами по метанию гранаты Лёшу Лепского и застала весть о войне.- Сначала ничего официально не объявляли, просто шёпот по толпе пронёсся. Соревнования скомкали, а нас распустили. Но уже на следующий день был митинг, начали раздавать повестки. Кто-то уходил на фронт сразу, оставшиеся продолжали работать в шахте. Рабочий день увеличился до 12 часов. Даже новшество ввели – так называемую имитацию войны. Говорили, мол, ночью высадился десант, и мы должны с ним бороться – работать, не щадя сил. В общем, создали нам условия, максимально приближённые к боевым, - шутит Алексей Тихонович. В феврале 1942 года молодого шахтёра призвали в армию. И сразу – Сталинградский фронт. Я был зачислен командиром в отделение противотанковых ружей 321-й Забайкальской стрелковой дивизии. В июле 1942 года, когда немцы заняли Ростов, нашу дивизию подняли по тревоге и повезли сначала в Ленинград, но потом повернули к Сталинграду. А когда мы доехали до узловой станции Поворино, то увидели несколько эшелонов с людьми, техникой и лошадьми, скопившихся на дороге. Немецкая авиация разбомбила пути, и ехать дальше было невозможно. На удивление быстро поломку устранили, но до самого Сталинграда мы доехать не успели. Наступали немцы, и нас высадили примерно в 300 километрах от города, чтобы мы навязали встречный бой. Тогда-то Алексей Лепский впервые увидел мощь советских «Катюш», которые наступали и давали такие залпы, что ночью становилось светло, как днём.

Да и командиры, по словам Алексея Тихоновича, были сильны на смекалку. Приняли важное тактическое решение пустить по дороге, за которой наблюдали немцы, гражданские машины, чтобы создать видимость отсутствия солдат, а бойцы в это время находились в окопах. Фашисты расслабились – и тут им нанесли решающий удар. 19 ноября примерно в 9.30 началось наступление. Немцы начали прятаться по тем домам, что чудом уцелели после страшных бомбёжек. Нашим солдатам приходилось ходить – искать их.

- С этим связан у меня один случай, - улыбается Алексей Тихонович. – Зашёл в избу, смотрю – никого нет, а в стене напротив – закрытая дверь. Распахиваю её и вижу перед собой солдата – в каске, с автоматом... Сначала так испугался, что душа в пятки ушла, а потом понял: да ведь это я! И не дверь это вовсе, а зеркало-трюмо. Я же себя в форме никогда не видел. Вот и пришлось пережить несколько неприятных моментов... После этого боя восемь особо отличившихся воинов, среди которых был и Алексей Лепский, отправились на обучение в танковое училище Ульяновска. Но не прошло и трёх месяцев учёбы, как Лепского, прямо с полигона, срочно вызвали в командование. - Чего я только ни передумал, пока шёл к командиру. За мной-то вины никакой, а вот отец мой был военнопленным у немцев ещё в 1914-м. Думал, узнали об этом и решили отчислить из училища. Но когда пришёл, начали расспрашивать не об отце – о работе в шахте. Потом отпустили. А позже отправили в Читу, в Черновские копи. Здесь ждал другой фронт – трудовой, шахтёрский. Кстати, до Читы Алексей Лепский добирался сам, на двух поездах. - Помню, дали только требование на билет, а заплатить 3 рубля 10 копеек нужно было самому. А откуда у бойца деньги? Ни копейки за душой. Спасибо попутчику-офицеру. Он мой билет оплатил. Так Алексей Тихонович оказался дома. За доблесть и героизм был награждён орденом Отечественной войны II-й степени, медалями «За взятие Сталинграда», «За Победу над Германией». Кроме этих наград, о военном времени напоминает снимок, сделанный в июле 1942 года: в перерыве между боями он нарезает хлеб, а рядом – земляки. Эту фотографию можно увидеть во 2-м томе «Истории Великой Отечественной войны». На родную шахту Алексей Тихонович вернулся горным мастером. В 1945 году сюда привезли около 500 военнопленных японцев, а с ними переводчика. Ну не мог Алексей Тихонович не заинтересоваться чужим языком! С первых же дней начал прислушиваться к нему, брать уроки. Японский освоил быстро и через пару месяцев свободно говорил на нём в обиходе шахты. Однажды знание языка пригодилось для разрешения конфликта – Японцы не вышли на работу, а узнать, по какой причине, было нельзя – переводчик заболел. Тогда в дело вступил Лепский: поговорил с пленными и передал начальству, что японцы бастуют, потому что на них кричат, бьют и обманывают... Алексей Тихонович смог убедить их вернуться к работе, после чего был приставлен к ним в качестве начальника, обучал работе в шахте, технике безопасности и прочим составляющим шахтёрского труда.

Вскоре в Чите открыли филиал горного техникума, и Алексей Тихонович пошёл учиться. Почти шесть лет ездил на занятия в город – за 20 километров от дома, да после трудовой смены в шахте. А чуть позже, лет эдак в 50, появилась у него тяга к музыке. Успевал после работы мотаться на курсы баянистов, о которых услышал по телевизору. И освоил инструмент так, что до сих пор вальсы да польки на нём «наяривает» – заслушаешься! Но прославило его на весь мир другое увлечение. Уже много лет Алексей Тихонович Лепскийи известен как народный умелец, настоящий забайкальский левша, талант которого покорил и заграничных асов (чему подтверждение – многочисленные дипломы и награды). Он первым додумался мастерить особые сувениры – фигурки из свинца, дерева, проволоки, да не где-нибудь, а в стеклянных бутылках!

- Однажды остался присматривать за внуком, а на глаза попалась книжка «Старик Хоттабыч». Начал её читать, а в голове сразу поселилась думка: смастерить фигурку Хоттабыча и упрятать её в бутылку. Но когда дочитал книгу до конца, пожалел мирного персонажа. Зато вспомнил, как в каком-то журнале читал заметку о том, что чёрт пнул землю и перекосил её ось. Вот эта провинность показалась достойной наказания бутылкой! - смеётся Алексей Тихонович. Так появилась первая работа, которая сейчас находится в одном из музеев Литвы. А дальше – понеслось! На счету Алексея Тихоновича более 100 подобных сувениров. Многие его бутылки находятся в частных коллекциях,  государственныхмузеях, в том числе за рубежом (в Японии, Европе и США). Их фотографии подарены даже английской королеве! Ни одну из своих волшебных бутылок Алексей Тихонович не продал – всегда только дарил. Недаром сегодня дома ему и похвастать-то особо нечем: осталось несколько незатейливых сувениров. Зато музеи мира хранят творческие изыски Лепского бережно. Талантов много, а самородков – единицы! Всю жизнь Алексей Тихонович занимался вещами столь разнообразными, что впору удивиться: неужели всё это делал один человек? Недаром девиз, с которым он идёт по жизни: «Лучше гор могут быть только горы, на которых ещё не бывал». - Это я к тому, что если все люди будут заниматься одним и тем же, жить будет неинтересно, - поясняет он, прощаясь со мной. - Надо всё время искать что-то новое, брать вершины, преодолевать самого себя. Тогда и жить не наскучит!

Надежда БЕЛОГЛАЗОВА

17 июня 2011 года А.Т. Лепского не стало. (Дехтярук Е.П.)


Возврат к списку