К старикам Забайкалья!-от автора"Отечество нам Черновские копи"

Отечество нам Черновские копи.


Ко дню шахтёра





Отечество нам Черновские копи

Власову Николаю Николаевичу,
Исакову Станиславу Владимировичу,
Громову Анатолию Дмитриевичу,
посвящается.


Мы детские одежды не носили.
Закончилась военная пора,
Шахтёрские родные Черновские
Свой уголь выдавали на гора.

Нам оставляли шапки, телогрейки -
Отцы их  берегли для нас.
На школьной или лагерной линейке
Мы отмечали переход из класса в класс.

Под грохот лав и рёв забоев,
Порой в воде и угольной пыли,
Отцы шахтёры, как герои,
Вгрызались в уголь вглубь земли.

Вершинин в скоростной проходке
На части рвал, крушил пласты,
А шахты подавали сводки
Рекорды достигали высоты.

Страна шахтёров не забыла:
Герой труда Семикобыла
Как в бой бросал шахтёрские полки,
А в лавах и стволах рубились мужики.

Талантливый стратег Милёхин
Срывал все узловые точки.
При нём звенела слава шахт
Малютки, Кадалы, Восточки.

Цепляев, Власов, Жаров и Казей
Умело управляли и ныряли в лавы.
Их имена, овеянные славой,
Хранит наш Краевой музей.

Да, бурый уголь так похож на чёрный,
Но по характеру он очень непростой:
Опасный, твёрдый, трудный, горный
Всех уберёг и сохранил. Он золотой!

И вдруг, как гром!
Чита даёт ответ:
«Всех шахт на Черновских сегодня нет!»


Басов Виктор Борисович
г. Санкт-Петербург
2010 г.">

Благодарность для Любови Гончаровой!

Огромное спасибо!
Все фото нашел,внимательно просмотрел,практически побывал в родной,детской и юношеской эпохе.
Искренняя благодарность вам за совет.

Тропинкой памяти, от Петербурга до Черновских!

Стою у гранитной набережной Невы, на Стрелке Васильевского острова. Отсюда раскрывается мощь и величие, красота и блеск Зимнего дворца, Петропавловской крепости и Исаакиевского собора с золотым куполом, и Петром Первым на вздыбленном коне. И совсем рядом, рукой подать, Троицкий и Дворцовый мосты, которые словно огромные крылья распустили ажурные, пролетные строения. Особенно красивы и выразительны они в ночное время, в ярком световом оформление. Всё это отражается в воде, и Нева словно играет. Как выразительно написал поэт, «Жизнь моя, иль ты приснилась мне, словно я весенней, гулкой ранью, проскакал на розовом коне.»
Но память направляет меня тропинкой, и я медленно спускаюсь в прошлое, перелистывая лица и имена. И вот уже я в Забайкалье, Черновские копи-моя малая родина, память перенесла в детство и юность, трудное ,холодное и голодное время. Мы школьники, одетые в телогрейки, кирзовые сапоги и старые шапки ушанки, а вместо костюмов перешитые спецодежды. Черновские копи в то время, был флагманом угледобычи Забайкалья. Здесь работало шесть угольных шахт, которые подавали на гора уголь столь нужный стране. В СССР в то время работали только угольные шахты Кузбасса, Забайкалья и Дальнего востока. Шахты перевыполняли план, осваивали новую технологию и именно в это время выковывался шахтерский характер.
Листаю угольную летопись Забайкалья, на снимке прославленный шахтер Николай Николаевич Власов, мой сосед по дому. В то время он работал на шахте Малютка горным мастером, друг моего отца. Его жена Александра Николаевна преподавала у нас русский язык и литературу, красивая, строгая с лучистыми и выразительными глазами. Это она привила любовь к поэзии. Мне во всяком случае. Власов станет крупным руководителем, и в течение восемнадцати лет будет возглавлять одну из передовых шахт в СССР –Восточную. Это Власов помог нашей семье, в трудное для нас время, когда мы со всех концов страны, слетелись на  похороны моей сестры Басовой Светланы Борисовны, начальника станции Ясной, Забайкальской железной дороги. Это он же провожал нас на жд города Чита, выпили по стопке, поцеловал  моих отца и мать, а мне пожал крепко руку. В этом году мне позвонила его дочь Таня, и сказала : «Хочу вас порадовать Виктор Борисович, в Чите у горного техникума, где учился отец, открыта мемориальная доска посвященная моему папе!» Я как и Татьяна порадовался этому. На Черновских работали прославленные угольщики, герои Соц.труда: Аллилуев А. и Семикобыла Г. В настоящее время все угольные шахты закрыты, полностью остановлена угледобыча. Поселок Торн, центральная часть Черновских, перекопан для разработки угля открытым способом. Нет ни стадиона Шахтер, кинотеатра, сада угольщиков и красивого озера. Молчат Черновские копи, но все-таки отстроены два микрорайона, нет город не умер, он живет,:
Пусть жертвенник разбит, огонь ещё пылает,
Пусть роза сорвана, она ещё цветёт!
Пусть арфа сломана, аккорд ещё рыдает..


Моим Черновским в 2017 исполнится 110 лет, теперь уже не услышишь ни  шума, ни грохота шахтерских лав и забоев. Зато слышны биение сердец молодого поколения внуков и правнуков знаменитых Черновских шахтеров. Хочется пожелать им, ныне живущим, и которые будут жить позже, счастливой и яркой жизни, в этом удивительном крае, где звенят жаворонки, горит цветным пламенем и дурманит багульник, роняет пуховую грусть наш Черновской тополь!
Живи моя малая Родина!

Ах эта старость, то-то радость!

Эх бывало заломишь шапку, Да заложишь в оглобли коня,
Да как схватишь бабу в охапку, Вспоминай лишь как звали меня!
Теперь уж оптимизма нет, И не о чём я не мечтаю.
Спешу я часто в туалет, А снять штаны не успеваю!
Вот почему теперь я дома, Со мною без тебя грустит,
Моя подруга глаукома, И мой братишка простатит!
Теперь любимый врач уролог, Но глазки строит мне проктолог.
Умен, красив и эрудит, С любовью в задницу глядит!
Простого кумира себе сотворю, И в этом моё откровенье,
Мой страстный уролог тебе говорю, При встречи с тобой приклоню я колени.
Встречаться с ним я очень рад, И это только нам понятно,
Склоняю я пониже зад, Хоть и не гей…а как приятно!
Люблю входить к вам в кабинет, Люблю пред вами обнажится,
К груди прильнет мой терапевт, В сердечном ритме вместе слиться!
Я на больничной койке, люблю по ранней зорьке,
Ловлю приятную минутку, Душевно помочится в утку!
Пусть ухо заболит, заложит нос, Но начались уже позывы,
Со свистом пронесет понос, А это значит что мы живы!
Я человек не молодой, И далеко ещё до тризны,
Гнездится рядом голубой, А мне приятней клизма!
Мне говорят живи и пой, В душе прекрасные порывы,
Сейчас я стал почти слепой, Зато все женщины теперь красивы!

Да я старик, и с тал такой, я в Питере живу в душе я Черновской!!!

Генеральская болезнь!Мои врачи, мои болезни!

Если повезет чуть –чуть, можно дожить до старости, мне повезло, теперь я старик и пью горькое  лекарство прожитых лет. Но старость бежит в одной упряжке со  старческими недомоганиями и болезнями. И очень хорошо если повезет, встретить в жизни настоящего врача…
Мне и здесь повезло!  Одним из первых в своей жизни, я  встретил врача который оставил очень теплые воспоминания о встречи с ним. Его интеллигентность, ум, и блестящее образование и самое главное юмор,!  просто поражали. Его всегда ждали в больничной палате, в связи с этим вспоминается далекий 1958 год. Меня неожиданно призвали в армию, как арматурщика-бетонщика, хотя призыва не было в летнее время, мы должны были построить за два с половиной месяца в Чите на стадионе ЗабВО открытый плавательный бассейн. Была сформирована команда военных в количестве 60 человек, в большинстве состоящая из солдат срочной службы.
И вот мы приступили к работе, передвигали тяжелые тачки с бетоном, носилки а то и просто ведрами, без каких-либо перекуров так как  должно было быть непрерывное бетонирование.
Мы построили его, несмотря на тяжелейшие условия в срок. В благодарность за это меня оставили служить в родном городе, на улице Верхоленской. И всё бы казалось складывается замечательно, но меня ждал болезненный сюрприз…
С острыми и невыносимыми болями , а я не мог не ходить не лежать…меня по скорой помощи привезли в 321 ОВГ г. Чита. И вот первая встреча с этим удивительным врачом-хирургом, в хирургическом отделение. Первый же обход, во главе группы врачей и сестер появился подполковник  медицинской службы и остановились возле моей кровати, внимательные глаза и обворожительная улыбка поразили меня, читают диагноз –ущемление геморроидальных узлов, хирург поднял брови и улыбнулся, -Как себя чувствуете? Очень болит?-
-Да. -ответил я,
Он неожиданно спрашивает, -Какое у вас звание?-
Отвечаю –Я рядовой.-
И тут он расплываясь в широчайшей улыбке, как бы обращаясь к присутствующим сказал:-
Сам рядовой, а геморрой генеральский! Я понимаю вашу боль, она как зубная очень острая, представь себе у тебя 32 зуба, и все они не в ротовой полости а в анусе , с острым пульпитом.- раздался дружный смех.
-Вылечим,- продолжал он, -После чего назначим ректороманоскопию.- очень четко ,по слогам произнес он это слово, почти по военному.
-Что это?- спрашиваю я,
-По военному это вертолет, только у него там пропеллер, а у вас будет трубка с оптическим наблюдением-)…- В общем  запустим вас, и вы попадете в мир незабываемых ощущений.-
Но как он оказался прав, и еще раз очень пошутил, при обследование будет больно, неприятно но надо терпеть, так же надо будет расслабится. Но в ответственный момент на завершающей стадии, когда будет извлекаться трубка вы напрягитесь, во избежание небольших неприятностей, все таки будут присутствовать студентки и врачи.
И вот началось, после употребления двухлитровой кружки Эсмарха, в обнаженном состояние с опорой на четырех точках, я предстал перед врачами и студентками медицины, вводят трубку, комментируя : прямая … пройдена, сигма … пройдена, тонкая … пройдена.
Самое страшное завершающий этап, извлекают трубку, мне стыдно, -Извините я не виноват,- и поворачиваю голову назад, -Мне кажется я навалял…-раздался смех!!!!В ответ услышал,
-Не волнуйтесь, все в порядке, это рефлекторно, произведена мягкая посадка, -все засмеялись.

Проходят годы , но каждый раз в своей жизни поднимаясь в небо на самолете или вертолете, я всегда тепло вспоминал  этого врача, а его остроумные фразы заставляют улыбнутся и сейчас.

Кадала!

"Мне грустно потому,что так невесело тебе."

Вся Кадала в снегу, уж миновал Покров,
Давай сестра лучину настругаем, Я принесу побольше дров...
И вот уже трещат поленья, тепло по комнате гоня,
Забудь про голод и сомненья, присядь со мною рядом у огня.
Сольём сердца страдающие наши, отгоним скуку от лица.,
Как чисты были наши души, мы были так похожи на отца.

От Кадалы до ЧЭС-какой простор!,
Он звал к себе протягивая руку.
Спускался в лаву наш шахтер,
Влажнели веки в горькую разлуку...

А Кадала мне знакома  до слез,
От мурашек, саранок до белых берёз.
Как же хочется вновь вернутся сюда,
В нашу горькую сладость моя Кадала...


В память о моей сестре Светлане.

Черновская грусть.

Черновская грусть.

Годы проходят и вьют свою нить,
Но Черновские мне не забыть!
Кадала и Восточка, Малютка и Торм.,
Воспалённая память и всё о былом.
Черновское раздолье,гром оркестра в саду.,
Словно в грохот забоя я по жизни иду...


  • Архив

    «   Ноябрь 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28 29 30      
  • Облако тегов