Наш адрес Советский Союз.

Наш адрес Советский Союз.

Продолжение:- «Наш адрес Советский Союз».
      В феврале 1974 года меня с Анатолием Тухтубаевым от Бийского химкомбината отправили в командировку в Московскую область, город Краснозаводск. Целью командировки было ознакомление с работой на новой линии  по изготовлению охотничьих гильз (ЛОГ-2). На Бийском вокзале нас провожали механик Женя Калинин, ну и неизменный Марьяныч.  Прямо на перроне выпили за отъезд. Что мне особенно запомнилось, это как наш механик,  прямо из горла выпил не менее полбутылки. А мы с интересом наблюдали, как он запрокинув голову и на  высоте своего почти двух метрового роста опорожнял бутылку.  Прибыв на второй день в Новосибирск,  мы сразу поехали в аэропорт Толмачёво. До Москвы летели на ТУ-114.  Затем добрались до Загорска, там сели на автобус №26 идущий до Краснозаводска. Автобус оказался без отопления  и мы в нём промёрзли до мозга костей.  День был морозный, кругом всё было затянуто бело-серой пеленой тумана. Прибыв в Краснозаводск, первым делом нашли управление химзавода. Директор принял нас только после обеда, мужик оказался не плохой, спокойно с нами побеседовал о нашем задании  и направил в группу режима. А в конце беседы смеясь предупредил, чтобы мы не особенно – то заглядывали на женский пол. И как после, оказалось, сделал он это не безосновательно. Молодых незамужних женщин на заводе оказалось довольно-таки много. И естественно мы оказались в поле их пристального внимания. Оформив все дела в управлении, мы отправились решать проблему с общежитием, которое  находилось на главной улице города – 1-е Мая. Желтый двухэтажный дом, неподалёку от завода. Эта улица можно сказать чуть ли не единственная в городе и тянется  снизу вверх. Дома в основном двух-трёхэтажные. Постройки 30-х, 40-х годов. На этой же улице универмаг, ателье и столовая. Но больше всего меня очаровал окружающий город лес. С его сказочными заснеженными елями. Лес  меня просто очаровал. Такие виды зимней  природы раньше мне приходилось видеть лишь на картинах русских художников.  
 Дом,  в котором нам предстояло жить, был обыкновенным двухэтажным жилым домом. Просто в нём было отведено две комнаты для приезжих. Поселила нас бабуся, мать комендантши. Которой, на тот момент не оказалось на месте. Старушка оказалась весьма словоохотливой и доброй русской женщиной. Приняла нас очень хорошо и мы можно сказать сразу узнали всю её биографию. Чувствовалось, что ей хотелось  выговориться перед новыми людьми, а заодно и высказать своё наболевшее. Всю жизнь прожила в подмосковье. Двадцать с лишним лет проработала в колхозе, а затем переехала в Краснозаводск. Пенсию назначили, как и большинству тогда колхозникам, маленькую и вот сейчас в свои семьдесят четыре года вынуждена работать уборщицей в этой гостинице и прачечном пункте, который находился тут же рядом с нами, в двух смежных комнатах. Поэтому-то и чувствовалась вокруг какая – то  влажность. И особенно это было заметно по сильно намороженным окнам.
Муж и сын старушки погибли в 1942 году. И ей за них ничего не платят, так как они оба без вести пропавшие. И такое положение вещей мне хорошо знакомо по  судьбе маминого брата.  Моя бабушка, по маминой линии  также когда-то со слезами на глазах жаловалась. Что ещё в  50-е годы, ей  кто-то из знакомых сказал:
   - Александра, что ты всё одна мучаешься. Другие у кого на фронте сыновья погибли, обращаются в военкомат и им нет-нет да какую-нибудь помощь выделят. У тебя ведь тоже сын на фронте погиб. Сходи в военкомат, может хоть угля подвезут.
 Мамин брат Ефим Иванович Бестужев пропал без вести в январе 1944 года. А мы  знаем, какое было у нас тогда отношение к тем, кто был в плену или пропал без вести. И всё же бабушка решилась сходить в Черновской военкомат.  Нашла нужный кабинет. Зашла. Там сидит молодой офицер. Курит папиросу.  Выслушав бабушкину просьбу,  он откинувшись на спинку стула и небрежно выпуская изо рта дым, произнёс:
 - Вот Вы тут просите у меня помощи, а может быть в это время ваш сын, сидит сейчас где-нибудь  в Америке за столиком и пьёт пиво. А мы будем вам  здесь помогать, тратить народные деньги…
  Услышав такое бабушка заплакала и ушла. На прощание только и смогла сказать:
 - Ты вот здесь сидишь, а от него бедненького уже и косточек не осталось.  А не пиво он пьёт.
  А уже в  разговоре со мной бабушка сказала:
-  Мужики, которые после с фронта  вернулись,  рассказывали. Под какую они попадали бомбёжку, пока ещё в поезде на фронт  ехали. Настоящая мясорубка была. Пока эти здесь в тылу отсиживались, наши дети там кровушку свою проливали. И я больше  никуда не ходила.  Я лучше мужикам поставлю бутылочку, они  мне  и дров и угля  привезут. А просить и унижаться больше не буду. Одно обидно, что сынок головушку сложил, а матери потом такое говорят.
Да!  наша Россия во все времена почему-то была часто мачехой к своим людям. И почему мы такие?

 Приехали мы к месту назначения в пятницу. А раз так, то выходные решили посвятить ознакомлению с Загорском. Много были о нём наслышаны, но побывать пришлось первые. Я никогда ещё не видел столько церквей, как здесь. И любовался этим с двояким чувством, что всё это уже вроде бы в прошлом и в тоже время обворожительно  красиво. Ещё мне бросилось в глаза, что рядом с входом в Лавру, стоит памятник Ленину в окружении елей и городской трибуной неподалёку. Я так и подумал:
- Символичное место. Старый мир и Новый! 
Что ни говори, а в семидесятые годы прошлого века на многие вещи в нашем мире мы  смотрелись несколько иначе, чем сейчас. Во-первых мы почти поголовно были  атеистами. Хотя  душе у каждого из нас всегда был какой-то Бог!  Хотя может быть скрывали это даже от самих  себя.     
 Когда мы бродили по Лавре, я с нескрываемым интересом наблюдал за многими не виданными мной до толе вещами. Особенно меня поражало обилие народа на службе и тот факт, что среди молящихся было немало молодых людей. Мне тогда казалось, что таковых уже не могло быть. Честно признаюсь, я тогда стоял и думал, где же они выросли эти молодые люди и у кого воспитывались? Даже вспоминал слова Сергея Есенина: - ,,Русь уходящая!   Да было такое. Побывали и в здании Духовной семинарии. До этого я  не знал, где в Советском Союзе таковая и находится. Многое тогда для нас с Толяном было открытием. На всю жизнь мне запомнился такой поучительный для меня факт. Находясь в Троицком соборе, я стоял в его центре и с интересом разглядывал одну икону. Но видимо со стороны я выглядел не совсем подобающим образом. Я стоял перед иконой держа руки за спиной и слегка покачиваясь с пяток на носки и наоборот, как вдруг сзади ко мне слегка теребя за куртку притронулась одна старушка и полу-шёпотом произнесла:
 - Сынок, так только фашисты перед иконой стояли…
   Меня это так пронзило!...  Главное, что сказано это было тихо, спокойно, без какого-то апломба на всеобщий эффект.  Просто и  поучительно, запомнилось на всю жизнь!
 В понедельник мы вышли на работу, где стали осваивать новую линию ЛОГ-2 (Линия охотничьих гильз-2).
С местными рабочими сошлись и познакомились быстро. Даже удивительно быстро. А в молоденькую девчонку Галю, работающую на станке по закатке без клеевого пыжа чуть не влюбился…
 А в пятницу поехал в Москву, побывал в библиотеке им. Ленина, в читальном зале. В частности просмотрел комплекты газет «Бакинский рабочий» и «Заря Востока». Это было 12 февраля, а через два дня появилось сообщение о выдворение из СССР Солженицына А И. Честно признаюсь тогда я это воспринял с удовлетворением. Но многое поменялось  уже после его возвращения в Россию. И особенно после того, как он выступил с критикой Ельцина и нынешних либерасрастов. Многое нравилось в его рассуждениях о судьбе и развитии нашей России.
 На второй день вновь Москва. На сей же раз решил посетить так сказать, старую большевичку Полину Семёновну Виноградскую. Адрес её у меня был по переписки, которую я с ней завёл после прочтения её книги «Памятные встречи». Где она рассказывала о встречах с Лениным и прочими большевиками. Мне же разумеется, хотелось услышать о Сталине. В открытой печати на эту тему в те времена мало можно было узнать. А при личной встрече другое дело. Тем более, что надо было пользоваться моментом, пока ещё живы некоторые очевидцы тех событий. Самое интересное, что в своих письмах ко мне она от каких-либо подробностей старалась уклоняться. И я счёл, что она как человек старой советской закалки. Просто боится открыто писать…  И поэтому решил выйти прямо на неё. Зачем мне всё это надо было? Скажу откровенно, к тому времени у меня появились амбиции написать самому книгу о Сталине. Тем более таковых на тот момент не было и в помине. Сведущие люди мне тогда говорили, что это бесполезная затея. И с материалом трудно, а главное никто и никогда не согласится это напечатать. Один человек который верил в меня и поддерживал, это Евдокимов Михаил Алексевич. Преподаватель из Иркутского политехнического института. Он мне частенько смеясь говаривал, собирай материал, пиши, а пиши абы о чём… И всегда заключал словами: - Главное в этой жизни, лишь бы не спиться!  И ещё его один из советов был:
 - Бей в одну точку и не разбрасывайся…
 И так, я  доехал до станции «Кропоткинская» и пешком направился на улицу Метростроевская. Пройдя с километр, я нашёл нужный мне дом. Пятиэтажное серое здание, как после я узнал 1928 года постройки. Нашёл и нужный подъезд. Квартира была на третьем этаже. Когда поднимался по лестнице,  уже можно сказать, на подходе к нужной мне квартире, как из неё выскочила молоденькая девушка, лет 19-ти. Как после я узнал, это была внучка Полины Семёновны, которая училась на архитектора. Постояв некоторое мгновение, я позвонил в дверь. Открыла женщина лет сорока. Это была дочь Полины Семёновны. Смущаясь я как мог, объяснил, кто я и зачем приехал. В этот момент из дверей одной из комнат выглянула пожилая женщина. Я сразу догадался, что это есть сама Полина Семёновна Виноградская. На вид я бы ей дал лет 60, не больше. Я представился, объяснив, кто  и откуда. Сейчас пишу это и думаю, а возможно бы было такое в наше время, чтобы совершенно незнакомого человека москвичи приняли у себя дома. Умопомрачение! Какие же они были «дикие» советские люди, доверчивые и зачастую даже  вежливые. Толи дело ныне – замки. решётки, сигнализация, охрана. А самое главное полное не доверие друг к другу. 
   Полина Семёновна извинилась и попросила  чуть подождать, чтобы переодеться.  Когда она вернулась, то пригласила меня в соседнею комнату.  Она была  удивлена такому моему появлению. В комнате она смотрела по телевизору передачу из истории Москвы. Как она призналась, ей нравится смотреть передачи о истории Москвы.  Я это отметил про себя и впоследствии, когда мне в одном из книжных магазинов попалась книга по этой теме, я её купил  и выслал Полине Семёновне.  Мы смотрели телевизор и вели наш разговор. Я объяснил, что нахожусь в командировке и вот решил воспользоваться моментом.  Затем мы пошли пить чай, её близкие не мешали нашему разговору и удалились в другие комнаты. А я выяснил, что кроме того что она написала в своей книге ей, к сожалению, больше ничего не известно. Но её всё удивляло, почему это меня интересует этот вопрос.  Как мог, я   пытался объяснить. Я и сам тогда не мог правильно сам себе на это ответить. Как я говорил уже зародилось изначально это виде протеста, затем незаметно перешло в интерес.  В немалой степени  подогреваемый  ширмой секретности и запрета!  А как известно запретный плод всегда сладок.   
  Незаметно П.С. перевела весь наш разговор о моей личной судьбе и моём будущем. Думаю ли я продолжать учиться. И вновь прозвучал совет учиться и идти по какой-то одной линии, а не разбрасываться...  
    
  PS.  В  декабре 1979 года в «Литературной газете» за 26 декабря 1979 года, я прочитал, что на 84 году жизни скончалась Полина Семёновна Виноградская – известный советский прозаик и публицист. Участница Великой Октябрьской социалистической революции.
         На следующий день я снова был в Москве и решил прогуляться по её улицам. Выйдя на ул. Горького (ныне Тверская) и пошёл вверх по левой стороне. В одном из проёмов здания я заметил золотые купола церкви. Это была ул. Неждановой. Церковь Воскресенья построенная в 1629 году. Зашёл внутрь. И справой внутренней стороны заметил закрытый гроб. Пройдя немного в глубь, обратил внимание на стоящую небольшую толпу. Впереди которой стояли двое венчающихся. Подошёл ближе. Венчающиеся и их окружение, как я понял были грузинами. Я стал с интересом наблюдать за этой церимонией. Раньше мне никогда не приходилось этого видеть. Продолжалось это долго и  мне вскоре это надоело. Наконец начался обход и всё было закончено. Неподалёку от меня русская бабушка постоянно крестилась и вслух радовалась, что наконец-то ей удалось  увидеть венчание молодых в церкви.
 - На сорок лет помолодела, - произнесла она вслух.
И продолжил экскурсию по улице Горького, недалеко от Музея Революции зашёл в какую-то закусочную, перекусил. Вышел на улицу и после некоторых колебаний и раздумий решил попытаться встретиться с внуком Сталина.  Евгением Яковлевичем Джугашвили, благо его адрес у меня был после посещения Грузии. Доехал до ст.Курская и вышел прямо на улицу Чкалова. Нашел нужный мне номер дома. Это было современное,  белого цвета здание. Запомнилось что на первом жтаже этого здания, со стороны улицы Чкалова находился магазин «Людмила». Найдя, нужный  подъезд я уже хотел направиться к его дверям. Как вдруг одна из сидящих у подъезда пожилых женщин неожиданно спросила:
 - А вы к кому?
На что я ответил:
 - Приехал в Москву издалека и вот решил навестить своего бывшего сослуживца.
 И чтобы избежать дальнейших расспросов быстро направился к входу в подъезд. На лифте поднялся на 12 этаж и нашёл нужную мне дверь. Возле которой стояли детские санки. Сразу не решился позвонить. Отошёл от дверей и стал смотреть вниз на улицу. Там посыпал густой снег. Сквозь пелену вдалеке заметил очертания какого-то монастыря. Как после я узнал в нём находился Музей древнерусского искусства им.Рублёва. Я стоял и думал, заходить не заходить и как представиться? Наконец решился. Подошёл к двери и нажал звонок. Дверь открыл мужчина среднего роста, худощавый, с кавказскими чертами лица и маленькими усиками. На вид лет 40. Одет был в простое синего цвета трико. Поздоровавшись, я спросил:
 - Здесь живёт Евгений Яковлевич Джугашвили?
И получив утвердительный ответ, я смущаясь, сбивчиво стал объяснять, кто я и откуда. Хозяин спросил, как я узнал его адрес. Я сказал, что мне его дали в музее Сталина в Гори.  После этого хозяин впустил меня в квартиру. Квартира была небольшая, двухкомнатная. В прихожей сразу же обратил внимание на висевшую шинель с погонами подполковника ВВС. Кроме него в квартире никого не было. Пригласил меня в комнату. Обстановка в которой была куда скромной. У стены отделяющей от кухни стоял письменный стол, на котором лежали книги и какая-то рукопись.  Уже позже, со слов Евгения Яковлевича, я узнал, что он работает над диссертацией…Над столом в простой рамке небольшой портрет Сталина. Хозяин квартиры, усадив меня в кресло, стоявшее у окна, сам сел напротив и выжидательно стал смотреть на меня. В Гори, в музее мне говорили, что внук очень похож на своего деда. И вот сейчас разглядывая Евгения Яковлевича и теребя в руках свою папаху, я сделал вывод, что какого-то большого портретного сходства не обнаружил. Скорее всего, я ошибался. Я сравнивал с портретом висящем на стене  забыв, что надо сравнивать с более ранними фотографиями Сталина. Я начал с того, что объяснил, Евгению Яковлевичу, кто я и откуда, а затем  как мог, попытался объяснить,  почему меня интересует эта тема. И разговор вроде бы завязался. Как я выяснил, каких-либо документов касающихся Сталина у него нет. В Кремле есть так называемый сектор Сталина и все документы хранятся там. Расспросил о первой жене Сталина. У Е.С.Сванидзе были две сестры и брат. Евгений Яковлевич однажды был в той деревне, где живут его  родственники, но как он сам заметил, это уже далёкие родственники. О своём отце Якове Иосифовиче, он сказал, что как будет время, то обратится в архив за документами касающихся  нахождения его отца в плену. Рассказал, что маленький Яков до революции находился в деревне на воспитании у своих тёток и дядек. Насчёт приёмного сына  Артёма Сергеева в семье Сталина ему ничего не известно и лично он в этом сомневается. Или же, как он думает, Сталин просто брал его на воспитание. Сообщил, что Яков погиб под Минском.  О своих связях с родственниками деда, Евгений Яковлевич с горечью отметил, что как таковой связи нет. Все были разобщены и в первую очередь по причине, что и Василий, и Светлана были по нескольку раз в браке, а это не объединяло, а наоборот лишь разобщало. И что каждый хотел чем-то выделиться и быть выше, а значит и ближе к Сталину. Я пропущу многие сведения о сыне Василии и дочери Светлане.  Сейчас об этом давно всем известно. О себе Евгений Яковлевич, сказал, что он работает преподавателем в Военно-Воздушной Академии им.Гагарина. Родился в 1936 году. Воспитывался в Суворовском училище городе Калинин (ныне Тверь). Заметил, что по сравнению с детьми Будённого или Черняховского, наследникам Сталина везде был «красный свет». Но после Хрущёва стало свободнее... Раньше запрещалось брать фамилию Сталин, сейчас разрешили. Один, правда отказался это делать, сославшись на то, что это может повредить его режиссёрской карьере. Спустя несколько лет я только узнал, что это был Александр Бурдонский.  О Молотове, Евгений Яковлевич сказал, что не смотря на свои 84 года чувствует себя превосходно. Даже стал частенько «поддавать». В партию не восстановили и вообще отношение к нему весьма холодное. Пенсию получает в размере 120 рублей, тогда как Хрущёв получал где-то 600 рублей. И так,  побеседовав не некоторое время и чтобы не злоупотреблять гостеприимством, я засобирался уходить. Извинившись за свой столь нежданный визит, я направился к выходу. У дверей мы обменялись рукопожатием и на этом  расстались. В то время, то что узнал от Евгения Яковлевича Джугашвили, для меня многое было новым и ценным.
 Вышел на улицу, где продолжал идти мокрый снег. Вся Москва была затянута белой непроницаемой пеленой. В тот день я посетил ещё Музей Рублёва и набравшись впечатлений я вернулся в Краснозаводск.   
     В следующий раз в один из свободных дней решил съездить в Абрамцево. Мой друг  Толян отказался ехать, его как –то мало интересовали многие мои  пристрастия. Абрамцево меня  восхитило и понравилось, я увидел те места, где были сделаны многие шедевры нашего русского искусства. Долго рассматривал картину В.Серова «Девочка с персиками». Находиться в помещении, где была написана эта знаменитая картина, разве это не стоит того, чтобы там побывать?...
  Ближе к вечеру я автобусом прибыл в Загорск. Снова посетил Лавру. Зашёл в корпус Духовной семинарии, где шёл молебен  и пели семинаристы. Услышанное пение мне очень и очень понравилось. И оставило неизгладимый в душе след. Всё это постепенно  меняло моё прежнее критическое отношение к церкви. Я спустился по лестнице  вниз и вышел на улицу.  А когда я вышел за калитку, то увидел, как мужчина замыкает замок на соседних воротах.  Подошёл ближе. Это был мужчина лет 55-60.  Поздоровавшись, спросил;
 -  Скажите, а сколько здесь  учащихся?
 Он ответил, что человек 200-250. Учатся после окончания школы и протекции церкви. Учатся 4 года. Изучают в  основном богословские науки. Всё на самообеспечении и всё закрытого типа. И тут я неожиданно задал ему  несколько наивный или даже провокационный   вопрос:
 - А как вы думаете. Все ли учащиеся искренне верят в Бога?
Задав его, я мгновенно почувствовал, что сделал что-то не так. Я задел самолюбие моего нового собеседника. Он резко взглянул на меня, видимо  пытаясь понять,  насколько серьёзен мой вопрос и  раздражённо ответил:
 - А как же вы думали? Как они могут здесь учится и не верить!   
Сообразив, что  допустил не которую бестакность своим вопросом, я тут же постарался смягчить накал беседы. Сказал, что я до этого никогда не бывал в церкви и что сам из Сибири, где таковых святых мест  нет.  И мне всё интересно.  И кажется, успокоил его этим.
 - В душу не заглянешь… Всякие люди бывают! – несколько успокоившись  ответил мне он.
Поблагодарив незнакомца за наш разговор, я направился на выход из Лавры. Уже стемнело и подмораживало. А когда стоял на автобусной остановке, то в Лавре  зазвонили колокола.

        К.

  • Архив

    «   Ноябрь 2017   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3 4 5
    6 7 8 9 10 11 12
    13 14 15 16 17 18 19
    20 21 22 23 24 25 26
    27 28 29 30